Репортажи/Немецкая фортификация Первой мировой войны/Столовичи: немецкие позиции Первой мировой войны

Столовичи: немецкие позиции Первой мировой войны

д. Столовичи, д. Арабовщина (Барановичский р-н, Минская обл.) — Трек поездки

Мы приехали осмотреть немецкие позиции, расположенные в нескольких километрах к востоку от поселка Столовичи. Примечательны именно эти места тем, что, во-первых, многие огневые точки здесь были модернизированы польскими инженерами, а, во-вторых, часть здешних боев столетней давности была подробно описана в мемуарах Вальтара Фогеля. После прочтения книги «Барановичи 1916» желание более подробно осмотреть немецкие позиции усилилось. Если вас интересует тема Первой мировой войны в Беларуси, то советую вам не полениться и прочитать эту небольшую книжку. Стоит сразу отметить, что искать там неких художественных изысков или тонких литературных образов не стоит, также нужно понимать, что это сочинение немецкого офицера — взгляд по ту сторону фронта.

Осмотр мы начали с артиллерийской батареи, между поселком Столовичи и деревней Судари. Обычно артиллерийские позиции находились за передовой линией обороны. Это место находилось примерно в 6 километрах от линии фронта и состояло из двух больших ДОТов. Смеем предположить, что тип артиллерии был разный: судя по размеру и типу амбразур, в западной огневой точке стояли гаубицы, а восточная была вооружена полевой или крепостной пушкой. Вся артиллерия того времени была не слишком дальнобойной — порядка 6-10 км, поэтому такое удаление от линии фронта и русских позиций было вполне оправдано.

Начнем осмотр с пушечной огневой точки. Сооружение представляет из себя бетонированный короб, в который вкатывалось артиллерийское орудие. Поскольку позиция находилась в тылу, то защищать амбразуры от попадания прямой наводкой было не нужно, а вот от навесного огня орудия боекомплект и гарнизон были прекрасно защищены.

Часть амбразурного проема должен был закрывать орудийный щит.

Сооружение порядка 15 метров в длину по фронтальной стене.

Боевой каземат. Слева — амбразура, справа — аппарель, по которой орудие закатывалось внутрь ДОТа. Возможно, что существовали некие броневые листы, которые препятствовали попаданию осколков через входные проемы и амбразуры.

Немецкий гвоздь и дерево опалубки, которое с ходом времени расслоилось на волокна.

Сооружение состояло из двух казематов, которые были соединены между собой сквозным проходом. Боекомплект для каждого орудийного расчета хранился отдельно, чтобы исключить возможность детонации. Обратите внимание на прямоугольное отверстие в стене возле входа. Именно через него и подавались снаряды из небольшой комнатки.

А вот и сама комнатка.

С торца сооружения находился вход в очень просторные убежища.

Дальше мы перемещаемся ко второму, вероятно, гаубичному расчету. Обратите внимание на различие в строении амбразур. Вероятно, что здесь дуло орудия поднималось выше.

В сооружении, судя по всему, был послевоенный подрыв снарядов. Кругом возделываемая земля, которая каждый год выдавливает из себя десятки тысяч снарядов и осколков: обе стороны поливали друг друга огненным градом на протяжении всей позиционной войны.

Площадка для установки орудия, которой не было в восточной огневой точке. Вероятно, откат при стрельбе у этого орудия был меньше.

Снаряды от русских пушек. Немецкие снаряды впивались в землю в семи километрах к востоку на места русских позиций.

Стальная двутавровая балка с клеймом завода Röchling. Обратите внимание на пробитые дырки — это следы внутреннего взрыва. Осколки прошибли толстую сталь, как лист фанеры.

Герман Рёхлинг (Röchling) — один из крупнейших промышленников Германии, фюрер военной экономики. Председатель Совета управляющих и владелец фирмы «Железные и сталелитейные заводы» («Eisen- und Stallwerke GnbH») (Фольклинген), главный совладелец концерна «Gebrider Röchling Eisenhandelsgesellschaft» (Людвигсха-фен), председатель Наблюдательных советов «Объединенное строительное товарищество» («Allgemeinenen Baugenossenschaft 1904»), «Hallische Salzwerke und Chemische Fabrik Kalbe» и «Металлургические заводы братьев Рёхлинг» (Бецлар; «Stahlwerke Röchling-Bruders AG»). Состоял военно-экономическим советником имперского правительства.


Тяжелый крупнокалиберный снаряд.

Закончив осмотр артиллерийской позиции, мы стали изучать нашу любимую советскую километровку. Очень много сооружений были отмечены на карте, особенно те, что стоят в полях в качестве ориентиров. К нашему величайшему удивлению, мы не нашли ни одного из 7 бетонных ДОТов на местности. Их уничтожили председатели колхозов. После Второй мировой войны в распоряжении сельского хозяйства осталось настолько много взрывчатки, что огромные железобетонные ДОТы дешевле было взрывать и вывозить, нежели просто садить сельскохозяйственные культуры вокруг. Мы обошли все точки в карте. Нигде не было и следа фортификационного сооружения. Ни камушка, ни арматуры — голое поле. Только в одном месте мы нашли огромную кучу камней. Ее не убрали, поскольку сооружение находилось на опушке леса, хотя взорвать ДОТ почему-то не поленились. Очень странно это все.

Судя по большому количеству обломков на значительной площади, можно предположить, что сюда также свозили остатки соседних взорванных ДОТов.

Дальше через деревню Арабовщина мы выдвигаемся к «Болотному холму». Некоторое время назад мы обнаружили там интересный памятник и польскую огневую группу, оборудованную на месте немецкого укрепления, которое часто становилось очагом ожесточенных боев в 1916 году. В этих местах исторические события переплетены очень сильно. Различные эпохи, народы и даты рисуют свою собственную картину произошедших событий. Вот это, например, немецкий ДОТ, модернизированный поляками.

Амбразура.

Каземат.

Вход.

Нарощенный поляками слой бетона. Изначально сооружение было тоньше. Конечно, большого эффекта такая модернизация не даст. Обязательное условие надежности ДОТа — это монолитность заливки бетона. При попадании гаубичного снаряда укрепление просто расколется.

Прямо в немецких окопах выросли и умерли деревья. Этим позициям почти сто лет.

Следующий ДОТ.

Конденсат на металлическом противооткольном покрытии. Внутри прохладно.

Модернизированный амбразурный узел для установки пулемета на казематном лафете.

Дальше мы сворачиваем в лес и идем вдоль траншей. Траншей очень много. Фронт стоял долго и войска успели серьезно обжиться здесь. В конце одной из траншей нашелся немецкий наблюдательный пункт.

Немцы очень серьезно оборудовали свои позиции. Укреплялись окопы, строились бетонные сооружения, проводилось электричество и т.д., в то время как русские позиции представляли из себя, в лучшем случае, деревянные землянки.

Сталактит.

Обсадная труба для перископа или другого оптического наблюдательного оборудования.

Второй выход.

Движемся дальше вдоль окопов и находим двухэтажный ДОТ.

Амбразура.

Люк вниз.

Дальше был найден вход.

Это оказалось укрытием для минометного (или бомбометного) расчета.

Позиций было две. Находились они на расстоянии 10 метров друг от друга. Их связывал ход сообщений, который сейчас засыпан. Сооружение точно такое же, как и первое.

След металлического гофра.

Следующее сооружение было без крыши. Нет, взрыва здесь не было, просто крыша на некоторых ДОТах была съемной или разборочной. Одним словом, кабриолет.

Дальше мы прошли еще несколько километров по линии фронта. Сооружений действительно очень много. Очень интересными выглядят и сами траншеи. Забавно бродить по этим местам и визуально представлять всю сложную инфраструктуру, возведенную педантичными немцами.

Автор: Тарналицкий Максим