Репортажи/Польская фортификация/Польская фортификация: боевая группа «Крепость»

Польская фортификация: боевая группа «Крепость»

д. Старые Войтковичи (Барановичский р-н, Минская обл.) — Карта расположения боевой группы

Для людей, которые не очень хорошо знакомы с историей, может показаться странным тот факт, что в центре современной Беларуси находятся польские фортификационные сооружения. Однако ничего странного нет. Дело в том, что после окончания советско-польской войны и подписания Рижского мирного договора в марте 1921 года советская сторона потеряла часть Западной Беларуси. В состав Польши, по современному административному делению, вошли: Брестская и Гродненская области, а также отдельные районы Минской и Витебской областей.

Поляки начали строить свои оборонительные рубежи в 30-х годах, как раз в то же время, когда и советская сторона в сотне километров на восток начала возводить Минский укрепрайон. Как известно, в первой трети ХХ века многие европейские страны потряс фортификационный бум: во всех крупных государствах, которые могли себе позволить такую роскошь, развернулись широкомасштабные строительства долговременных огневых точек, бункеров, убежищ, укрепленных позиций в местах вероятного нападения.

Польская сторона разделила свою линию укреплений на восточной границе на 6 участков армий: «Вильно», «Лида», «Барановичи», «Полесье», «Волынь» и «Подолье». Особо важное внимание уделялось двум участкам — «Барановичи» и «Полесье».

В нашем материале мы остановимся на участке «Барановичи». Главной задачей этого участка было прикрытие направлений вторжения противника из «Смоленских ворот», после чего открывалась дорога на Варшаву, через Брест и Белосток. Враг у поляков с востока был, как известно, только один — СССР, и под противником стоит понимать именно Красную Армию. Участок должен был задержать натиск советских войск, навязать длительные позиционные бои в районе построенных фортификационных линий.

Территория участка «Барановичи» была разделена на 5 подучастков: «Неман» (Налибокская пуща), «Сервеч» (река Сервеч), «Ворота Городище» (водораздел между истоками рек Щара и Сервеч), «Центр» (верхняя Щара, по обе стороны железной дороги Минск — Барановичи ) и «Слуцкое Шоссе» (верхняя Щара, по обе стороны шоссе Слуцк — Брест).

Исследования местности на предмет возведения огневых сооружений начали проводиться в 1928 году, спустя несколько лет началось строительство. Во время одной из наших прошлых поездок мы посетили опорный пункт «Дарево» участка «Барановичи», где осмотрели сооружения постройки программы 1937-1939 гг. (это самый последний тип сооружений, которые успели построить поляки до войны, они предполагали изменение концепции ведения огня с фронтального на фланговый, более современный и эффективный).

Места, где планировалась постройка польских оборонительных рубежей в районе участка «Барановичи», имеют очень богатую военную историю: здесь проходили бои еще в Первую мировую войну. Более того, в полосе обороны остались немецко-австрийские фортификационные сооружения, которые поляки модернизировали и использовали для оборонительных целей. Правда, сооружения не всегда находились в местах, которые были удобны для обороны. Это создавало некоторые неудобства, но позволяло существенно экономить средства. Отремонтировать немецкий ДОТ все же дешевле, чем построить новый.

В Первую мировую войну восточный фронт задержался на Щаре. В результате длительных боев, немецкая линия обороны стабилизировалась в этих местах в зоне холмов близ Колдычевского озера и в долине реки Щара (см. карту). Стабилизация линии фронта позволила немцам построить в этих местах большое количество долговременных сооружений. Линия немецких укреплений проходила тут по краю болот. Сооружения строились на небольших возвышенностях. В нескольких сотнях метров перед сформировавшейся линией обороны выступал одиночный холм — возвышенность, образованная среди болот и названная немцами «Stumdfhungel» (в переводе «Болотный холм»). Фактически эта точка и стала географическим центром наших поисков, но не будем забегать вперед.

Вернемся к теме нашего сегодняшнего исследования. Мы прибыли в район «Торчицы», участка «Барановичи», что близ современной деревни Старая Войтковщина, для поисков некого мифического подземного бункера, про который нам рассказали местные. Ориентиром стал памятник, представляющий собой трехметровый постамент с тремя крестами и орлом.

По поводу происхождения памятника нет единого мнения. Точно неизвестно, ни в честь чего он был воздвигнут, ни даже кем и когда. Бытуют мнения, что этот памятник построили поляки в честь «трех великих польских походов на восток», о чем свидетельствовала якобы имевшаяся там надпись; однако существует версия, что у монумента немецкие корни и он имеет непосредственное отношение к событиям, которые произошли в этих местах в 1916 году, во время Первой мировой войны.

Вот что пишет участник событий, немецкий офицер В. Фогель:

Далее к югу под покровом тумана, по трудно проходимым болотам, противник (имеются в виду русские) к полуночи достиг позиции 51 ландверного полка. Уже с вечера противник начал на фронте 2-го бат. 51 полка прорезывать свои искусственные препятствия. Тут и там, русская пехота осторожно подползала. С 1 час. 40 мин. дня начался русский подготовительный огонь по нашим позициям. Затем 81 див. гренадерского корпуса в колоннах, густыми цепями начала наступление для прорыва. Густыми волнами, сплоченными массами подходили они. Но волны, встречаемые нашим огнем, разбивались об искусственные препятствия. Главная позиция осталась в наших руках. Снова форты «Кронпринц», «Могила русских» и «Болотный Холм» стали целью русских. Снова, как и 13 июня, атаки потонули в крови на препятствиях. Перед левой половиной позиции противник оставил во время отхода до 2.600 убитых. На нашем участке легло уже 4.000 человек. Противнику удалось путем охвата выбить 3 батальон из «Болотного Холма». Противник в 30 раз превосходил слабый гарнизон этого отдельного укрепления, окопы которого были уничтожены, и охватил его с трех сторон. Дикое «ура» — и они заняли ров. Окруженный и охваченный несколькими батальонами, понеся тяжелые потери, из отдельного укрепления гарнизон вынужден был отступить в ближайшие окопы. Расстрелянная, разрушенная позиция перешла в руки противника. Полковник ф.-Керн, командир 51 ландверного полка, получив около 3 час. утра донесение о потере позиции, приказал немедленно вернуть ее. У него оставалось всего лишь 9 отделений 12 роты для этой операции. Под командой подпоручика Гофмана и вице-фельдфебеля Шнейдера эта храбрая горсточка с ручными гранатами бросилась на русских. После выдающейся артиллерийской подготовки, под командой командира артиллерии капитана Надровского, бросилась на штурм позиции. Вице-фельдфебель Шнейдер был убит, но его солдаты, увлеченные примером начальника, очистили позицию, взяв вдобавок в плен 8 офицеров и 284 солдата. Пропитанный кровью «Болотный Холм» в 5 часов утра опять был в руках силезского ландвера.

Однако нашей целю сегодня стали отнюдь не монументы. Мы приехали сюда, чтобы найти какое-то большое фортификационное сооружение. В сотне метров от памятника, идя по осколкам бетона в лесу, мы наткнулись на небольшой взорванный ДОТ, вероятно, немецкого происхождения.

Лаз вправо засыпан землей. Скорее всего, это немецкое убежище.

Следы пребывания немцев: консервная банка и небольшой (предположительно, медицинский) пузырек.

Поняв, что мы на правильном пути, продолжаем поиски и буквально в тридцати метрах от этой разбитой огневой точки находим первый целый ДОТ.

Фронтальная стена ДОТа.

Внутри боевой каземат на три амбразуры. Первое, что бросается в глаза, — очень мало места. Вести огонь через все три амбразуры из тяжелых пулеметов на специальных станках было бы очень затруднительно.

Осмотрев сооружение, мы попадаем в длинную галерею (коридор), тянущуюся еще на десяток метров вперед. Сомнения окончательно отпали — это именно польская огневая группа, соединенная ходами.

В начале 30-х годов польская сторона включила некоторое количество немецких огневых точек в состав участка «Барановичи». Боевая группа «Крепость», найденная нами, представляла собой переоборудованную поляками немецкую позицию Первой мировой войны. В оригинале позиция представляла из себя два пулеметных ДОТа, находящихся на расстоянии двадцати пяти метров друг от друга, которые были соединены обычной траншеей. Во время модернизации польские инженеры увеличили толщину стен, переоборудовали сами боевые казематы, усовершенствовали амбразурные узлы, укрепили противоотколом потолок и построили галерею между двумя сооружениями (предположительно, на месте бывшей траншеи). В качестве усиления боевой группы были построены еще одна малая огневая точка (на схеме посередине) и большое сооружение, состыкованное с восточным модернизированным ДОТом, в котором находились дополнительный пулеметный каземат, наблюдательный бронеколпак и убежище с обсадной трубой перископа.

После идентификации продолжаем осмотр боевой группы. Пятнадцатиметровый коридор ведет в следующую огневую точку. Она совсем небольшая — всего одна амбразура. Вход закрыт сквозником.

Снаружи на напольной стене имеется надпись на польском языке «Jasia». На русский это переводится как «новогодний подарок». Оригинально, ничего не скажешь.

Первый выход из укрепления. Стоит отметить, что в отличие от советских огневых групп в районе Мозыря, здесь нет никаких средств для обороны этой маленькой крепости изнутри. Вероятно, такой задачи перед укреплением и не ставилось, а сами коридоры могли быть использованы только в качестве укрытия для пехоты в случае артподготовки.



Потерна тянется дальше.

Пройдя еще пятнадцать метров, попадаем в большой каземат. Снаружи, на напольной стене, присутствует надпись по-польски: «Twierdzą nam będzie każdy próg». В переводе на русский: «Крепостью нам будет каждый порог». Это цитата из польской патриотической песни «Клятва», написанной в 1901 году в качестве протеста против онемечивания поляков в Германии.

Затем эта фраза, слегка перефразированная, перекочевала на плакат Камиля Мицкевича времен советско-польской войны и имела яркую антибольшевистскую направленность.

Каземат. Внутри заметны следы взрывов, однако в боевых действиях эта крепость не принимала никаких участий.

Шахта, ведущая в бронеколпак. Сам колпак, естественно, срезан.

Скобтрап.

Второй выход. Всего их четыре.

Восточный ДОТ, тот самый, который был модернизирован поляками. Внутри три амбразуры. Судя по повреждениям, здесь был внутренний взрыв. Утверждают, что сооружение пострадало во время учебных стрельб. Так ли это на самом деле, мы не знаем.

Снаружи.

В двадцати метрах от крепости был найден еще один взорванный ДОТ.

В районе укрепления были тщательные раскопки. Черные археологи так упорно трудились, что инвентарь не выдерживал их напора.

Этот район невероятно богат на различные сооружения разных эпох и национальностей. Мы обязательно вернемся к верховьям Щары для дальнейших поисков.

Автор: Тарналицкий Максим