Репортажи/Советская фортификация 30-х годов/Опорный пункт обороны «Могильно»

Узел обороны «Могильно»

д. Могильно, д. Лунино (Узденский р-н, Минская обл.)

В конце 1930-х годов стало понятно, что принципы ведения войны существенно изменились по сравнению с началом века и недавно отгремевшей Первой мировой. Новые типы вооружения и новые методы боевых действий диктовали совершенно иные условия для организации обороны западных рубежей СССР.

Обострившаяся международная обстановка в Европе и мире требовала решительных действий. Имевшиеся укрепления полностью не удовлетворяли потребностей страны в эффективной обороне. Большая проверка, проводившаяся в Минском укрепленном районе в 1937 году, выявила огромное количество недостатков и нарушений как в подготовке личного состава, так и в уже возведенных укреплениях в начале 30-х годов.

Минский укрепрайон, отстоящий от госграницы на удалении 2–10 км, имея открытые фланги, скрытые подступы со стороны противника, малую глубину (1–5,5 км), недостаточную огневую плотность (0,5–1,2 пули в 1 мин. на 1 погонный метр фронта), крайне слабую противотанковую оборону, совершенно не имея полевых противотанковых и противопехотных препятствий, очень слабый кадр пулеметных рот, допускающий занятие первым эшелоном только 1/3 долговременных сооружений слабыми гарнизонами (2–4 чел.), не является надежным укреплением для прикрытия важного политического и экономического центра Минска и особенно от неожиданного вторжения подвижных войск противника — мотомех и конницы.

Все сводилось к одному — необходимо было срочно прорабатывать систему усиления имеющихся укрепрайонов и строительства новых рубежей обороны.

Решения были приняты в 1938 году. Согласно новой концепции, усовершенствованный укрепрайон должен был состоять из 5–8 узлов обороны, которые на главных направлениях располагались в шахматном и уступном порядке на глубину до 8–15 км. Между узлами обороны допускались промежутки 5–8 км, которые должны были надежно перекрываться огнем артиллерийских сооружений и полевой артиллерии. Узел обороны занимал по фронту 6–12 км и в глубину до 5–10 км. Узлы обороны состояли из опорных пунктов с сооружениями разных типов в них, количество и состав которых зависели от типа узла обороны. Они, как и входящие в их состав опорные пункты, должны были иметь круговую оборону — между тем как круговая оборона в батрайонах УРов старой постройки обеспечивалась только при полевом доусилении и заполнении полевыми войсками. Система обороны опорных пунктов должна была строиться на огне фланговом, косоприцельном и фронтальном из глубины. Обращалось внимание на необходимость создания огневых мешков. Эта система и легла в основу последующего строительства.



Узел обороны «Могильно», о котором пойдет речь в этой статье, является своего рода промежуточным звеном между южным флангом Минского укрепрайона, который подлежал усилению, и севера Слуцкого укрепрайона, который строился примерно в одно и то же время с укреплениями в Могильно.

Узел обороны «Могильно» возводился в 1938-1939 годах на западном берегу Немана. Он должен был состоять из нескольких опорных пунктов. На правом фланге, у деревни Лунино планировалось возвести 14 сооружений (Лунинский опорный пункт). Он мог не только перекрыть огнем дорогу на Могильно и брод через Неман, но также был способен блокировать дорогу из Столбцов. Государственная граница впереди правого фланга опорного пункта проходила по реке, а напротив Лунино выходила на берег в общем направлении на север между деревнями Свериново (на польской стороне) и Прусиново (на советской).

Как известно, в 1939 году Беларуси были возвращены западные земли, в результате чего граница СССР существенно отодвинулась и новые укрепленные линии ушли следом — было начато строительство на новой границе. Сооружения на старой границе оказались не нужны и работы по их возведению были остановлены.

По архитектуре, вооружению и инженерной организации новые сооружения очень сильно отличались от ДОТов постройки начала 30-х годов.

В рамках новых узлов обороны возводились орудийно-пулеметные полукапониры и капониры (ОППК и ОПК), орудийно-пулеметные ДОТы и пулеметные ДОТы (ОПДОТ и ПДОТ), артиллерийские полукапониры и капониры (АПК и АК). Каждая из огневых точек имела разные задачи и разное вооружение.

Орудийно-пулеметные ДОТы, капониры и полукапониры имели на вооружении установку ДОТ-4 и пулемет «Максим» на специальном казематном станке НПС-3. Вооружение монтировалось в разные амбразуры.

ДОТ-4 (индекс ГАУ 52-Т-243ТП) — советская казематная артиллерийская установка. 45-мм танковая пушка 20-К, спаренная с пулемётом ДС-39 на казематном лафете, снабженная оптическим прицелом КТ-1. Ствол пушки размещался в шаровом закрытии амбразуры и перемещался в двух плоскостях, цапфы станка перемещались в горизонтальной плоскости на роликах по шаровой опоре на нижнем воротнике броневого короба. Вертикальное перемещение осуществлялось поворотом люльки. Справа от пушки было сиденье наводчика, рядом с ним маховики, оптический прицел и нижний спуск, педали для орудия и пулемёта.

Артиллерийские огневые точки вооружались 76-мм пушками. Либо на капонирном лафете образца 1932 года, либо новыми на то время установками Л-17.

Л-17 — советская казематная артиллерийская установка. Создана на Кировском заводе в 1938 году. Принята на вооружение в 1940 году. 76-мм танковая пушка Л-11 на казематном лафете с оптическим прицелом КТ-4.

В Могилянском узле обороны, одном из немногих на старых рубежах, успели построить 11 сооружений (предположительно, в составе Лунинского опорного пункта). Ни один ДОТ не был закончен до конца. Успели произвести только бетонирование сооружений.

Удобнее всего осматривать этот район с юга на север, постепенно поднимаясь от Могильно к Лунино. Лес в этих местах чистый, местность изобилует развитой сетью грунтовок, по которым без проблем можно передвигаться даже на обычном городском автомобиле.

Начинаем осмотр с ДОТа № 013. Пулеметный ДОТ (ПДОТ) на две амбразуры, который должен был быть вооружен двумя пулеметами «Максим» на станке НПС-3. Амбразурные узлы не были установлены.

Тыл сооружения. На переднем плане видна аварийная шахта — выход с нижнего яруса сооружения. ДОТ стоит в глубоком котловане. В готовом виде он должен быть обсыпан землей.

Вход в сооружение. Слева — труба системы вентиляции, по центру — амбразура защиты входа. Качество бетонных работ снаружи и внутри сооружения оставляет желать лучшего.

Боевой каземат. Был начат монтаж листов противооткольного покрытия.

Казематы сообщались между собой. Обратите внимание на низкое качество бетонирования перекрытий.


ПДОТ № 012. Находится примерно в 900 метрах на северо-запад от предыдущего. По типу, назначению и вооружению идентичен сооружению № 013 — два пулемета «Максим» на станке НПС-3.

Восточная амбразура.

Аварийная шахта. Продух заложен камнем во время консервации.

Скоб-трап на нижний ярус ДОТа.

Следующим на нашем пути был орудийно-пулеметный полукапонир ОППК № 011. Сооружение должно было быть вооружено установкой ДОТ-4 и пулеметом «Максим».

Вход в ДОТ с торца.

Орудийная амбразура. Предназначалась для монтажа ДОТ-4. Обратите внимание на два технологических отверстия для заливки бетона. Амбразуры были заложены камнем во время консервации сооружений.

Пулеметный каземат.

Орудийный каземат. Визуально он больше пулеметного, что логично.

В ОППК также предполагается наличие аварийной шахты из нижних ярусов сооружения. В этом ДОТе она не была забетонирована. Успели сделать скоб-трап и вывести арматуру.

Рядом, в 70 метрах к северо-западу, находится ПДОТ № 024.

Крайне интересное сооружение. Здесь в западном каземате имеются закладные части пулеметной установки под станок ПСК-2.

Установка ПСК-2 — это 7,62-мм пулемет «Максим» на казематном станке без оптического прицела. Установка предназначается для вооружения фортификационных сооружений укрепленных районов взамен существующих пулеметных установок (системы Горносталева, Стадова и др.) с заслонками П-31а (повышенными и увеличенными).


Возможно, это следы проходивших в МиУРе испытаний (лето 1940 года) новой установки ПСК-2, предназначенной для замены старых деревянных станков с заслонками П-31 (П-31А).

Лаз на нижний ярус, справа технологическое отверстие для заливки бетона.

Нижний ярус.

Колодец. Многие сооружения оснащались системой водоснабжения. Вода была крайне необходима для охлаждения оружия.

Восточный каземат.

Тыл сооружения. Аварийный лаз.

ОППК № 07. Это сооружение, судя по всему, тоже принимало активные участия в испытаниях 1940 года. Здесь в амбразурах были установлены закладные части пулеметной установки ПК-4А.

Напольная стена сооружения очень сильно повреждена.

Возможно, его использовали в качестве мишени.

Следующее сооружение — это ОППК № 08.

Надпись на стене. Хотелось бы взглянуть на того, кому удастся разрушить это.

Прямо возле сооружения были найдены остатки колючей проволоки, которая могла использоваться для ограждения во время строительства или консервации ДОТа.

Орудийный каземат.

В 70 метрах севернее находится брат-близнец прошлого сооружения — ОППК № 06. Оба ДОТа посажены на разных склонах естественного холма, чтобы иметь возможность вести огонь по двум противоположным направлениям. Амбразуры плотно заложены камнем.

Орильон. Защитное крыло ДОТа.

Здесь также не успели забетонировать аварийный лаз.

Колодец.

Помещение на нижнем ярусе.

Орудийно-пулеметный ДОТ № 09.

В отличие от пулеметных ДОТов, в этом сооружении одна амбразура предназначалась для установки ДОТ-4.

Единственный артиллерийский полукапонир на всем участке — АПК № 01.

В казематах сооружения имеются скаты в гильзосборные колодцы для установки 76-мм пушки на лафете образца 1932 года. Также имеется отверстие под амбразурой для сброса гильз наружу, а большой амбразурный проем говорит о возможности монтажа разных типов артиллерийских установок, включая Л-17.

Полукапонир одноэтажный. Помещение для хранения боеприпасов.

ОППК № 03. Сейчас находится на дачном участке. Мы решили не беспокоить хозяев.

Последним на сегодня стал ПДОТ № 05, который стоит в поле к югу от Лунино.

Тыл ДОТа.

Пулеметная амбразура.
Вопреки расхожему мнению, особенно распространенному среди местных жителей, никаких боев на территории этого узла обороны не было: незавершенные ДОТы — это просто бетонные коробки, не приспособленные для ведения боевых действий, которые, к тому же, очень уязвимы. Однако с точки зрения фортификации они представляют огромный интерес для изучения инженерных и боевых возможностей новых укрепленных районов, которые так и не успели построить.

Автор: Тарналицкий Максим