Репортажи/Советская фортификация 30-х годов/Гродненский укрепрайон. Участок «Доргунь»

Гродненский укрепрайон. Участок «Доргунь»

д. Доргунь (Гродненский р-н, Гродненская обл.)

Мы посетили часть укреплений так называемой «Линии Молотова» ещё в прошлом году, но тогда нами был исследован лишь небольшой участок близ Августовского канала. Поиски было решено возобновить, и вот мы снова вернулись на территорию 68-го укреплённого района, построенного на северо-западе от Гродно.

«Линия Молотова» — система укреплений, построенных Советским Союзом в 1940 — 1941 годах, вдоль новой западной границы после того, как СССР присоединил страны Балтии, западные области Украины, Беларуси и Бессарабию.

Исторические события на территории Беларуси складывались таким образом, что осенью 1939 года к БССР была присоединена часть разделенной Польши. Следовательно, граница отодвинулась на запад и «Линия Сталина» на территории Беларуси потеряла своё первоначальное боевое значение. Вдоль новой границы нужно было построить новые укреплённые районы.



Сегодня на территории современной Беларуси можно увидеть сооружения двух из 23-х укреплённых районов «Линии Молотова» — 62-ого брестского и 68-ого гродненского. Гродненский укреплённый район должен был быть одним из наиболее мощных. Его фронт составлял 80 км и простирался от реки Неман восточнее Сопоцкина и до Гонендза. В планах было построение большого количества современных ДОТов — порядка 600 единиц. УР должен был иметь глубину обороны в 5 — 6 км. Командовал этим укреплённым районом штаб 3 Армии, находившийся в Гродно.

Первый ДОТ нашелся на склоне крутого естественного холма прямо на выезде из деревни Доргунь. Им стал орудийно-пулемётный ДОТ № 91. Котлован перед ДОТом был засыпан.

Внутри на месте привычного скоб-трапа при спуске на нижний этаж мы обнаружили винтовую лестницу. По нашей информации, после 1945 года данная огневая точка служила командным пунктом одного из приграничных полков.


Заваренная амбразура.

Здесь довольно высокие потолки. Человек большого роста может свободно передвигаться, не нагибая головы. В сооружениях постройки начала 30-х годов потолки были намного ниже, а помещения на порядок теснее.

Дверь не бронированная, а просто металлическая. Вероятно, она была поставлена вместе с лестницей, уже после войны.

В сооружении был положен деревянный пол. В боевых ДОТах пол был просто бетонный.

Продолжаем осмотр. Двигаемся в сторону орудийно-пулемётного ДОТа № 42.
Сталактиты на входном проеме.

Сооружение сильно повреждено внутренним взрывом. Отсутствуют межэтажные перекрытия и стены казематов.

Амбразурный узел под установку НПС-3.

Двигаемся дальше. Прекрасный чистый лес. До государственной границы с Польшей отсюда менее двух километров. Напомним, что при посещении приграничной территории необходимо соблюдать все правила пребывания в погранзоне.

Следующим найденным сооружением стал орудийно-пулемётный ДОТ № 44.

Сооружение очень большое. В готовом виде оно должно было быть обкопано землей, однако так можно лучше понять реальный размер крепости.

Нас приятно удивили таблички с надписями об историко-культурной ценности фортсооружений. Очень хорошо, что есть люди, которым небезразлична судьба фортификационных сооружений в Беларуси. Работу по приданию статуса историко-культурного наследия ДОТам этого укрепрайона провел Сергей Аркадьевич Пивоварчик — доктор исторических наук, заведующий кафедрой археологии и этнологии Гродненского государственного университета им. Янки Купалы. Надеемся, что это остановит любые посягательства на памятники истории и убережет их от превращения в свалку, как это часто бывает.

С целью заботы о гражданах перед входами в ДОТы красной краской оставлены метки: «Не входить. Опасно». Действительно, свернуть себе шею, бродя по казематам, очень просто. Нас это, естественно, не останавливает.

Люк на нижний ярус прямо перед входом. Закрывался решеткой.

Следы внутреннего взрыва в пулеметном каземате.

Амбразура была практически герметичной. Наружу торчал только кончик дула пулемета. Наводка производилась «вслепую» по команде. Над станком находилось панорамное изображение местности (вероятно, фотография) с обозначением заранее пристрелянных ориентиров.

Артиллерийский каземат.

Следующая огневая точка обещала быть самой интересной на сегодня. Это ОППК № 41. Важность сооружения в том, что именно здесь сохранилась единственная на территории Беларуси казематная артиллерийская установка Л-17.

Л-17 — советская 76-мм танковая пушка Л-11 на казематном лафете с оптическим прицелом КТ-4. Год создания — 1938, место производства — Кировский завод.

Издали мы замечаем орудие и диамантный ров, примыкающий к ДОТу.

Диамантный ров — специальное бетонированное углубление перед ДОТом, которое служит для защиты амбразур от заваливания осколками бетона и землёй в результате близких взрывов, а также для сброса стреляных гильз.


Уникальный для Беларуси случай.

Начинаем осмотр самой огневой точки. Перед входом замечаем амбразуру для прикрытия входа в сооружение. Внутри, как и в предыдущих ДОТах, был сильный взрыв. Пройти в боевой каземат с уцелевшим орудием оказывается не так уж и просто, приходится прыгать по обломкам стен.

Изнутри.


Судя по попаданиям на напольной стене, ДОТ оказал сопротивление 22 июня 1941 года.

Далее последовали не менее интересные сооружения. Сначала мы обнаружили наблюдательный пункт № 96. К слову, его поиски дались нам тяжело, потому что сооружение было очень маленьких размеров и его прикрывала густая хвойная растительность. По планировке наблюдательный пункт представляет из себя два разделённых перегородкой помещения с обсадными отверстиями для перископа. Например, в сооружениях Минского укреплённого района наблюдательные пункты совмещены с огневыми точками. Такая планировка имела серьёзные недостатки — снижение огневой мощи сооружения и неудобство переоборудования такого ДОТа в наблюдательный пункт. На ДОТах новой линии обороны мы видим другой подход в строительстве.

Завершающим этапом нашего осмотра стала связка одноамбразурного пулемётного ДОТа № 45а и капонира № 45. Прикрывающий фронт капонира ОПДОТ № 45а расположен  примерно в двухстах метрах от фронтальной стены капонира № 45. Амбразурный узел у огневой точки отсутствует. Как известно, данная точка должна была быть оборудована амбразурным узлом ПСК-2, но советская промышленность к июню 1941 г. не успела их произвести.

Капонир № 45 впечатляет своими размерами. Вероятно, это самый большой ДОТ, который мы видели. Присутствуют разрушения от внутреннего взрыва. Стоит также обратить внимание на низкое качество бетонных работ внутри конструкции. Данный недостаток присутствует практически на всех из семи посещённых нами огневых точках. Повсеместно обнажена арматура. Заметно, что строители очень спешили, это сильно отразилось на качестве, однако они так и не успели возвести в полном объёме укреплённый район к лету 1941 г.

Пулеметная амбразура.

Вход в сооружение.

Бронедверь.

Пасмурный день уже давно пересёк экватор. Усталость давала о себе знать и нам осталось только одно — вернуться к автомобилю. Экспедиция оказалась очень удачной: нам удалось осмотреть семь интереснейших огневых точек, найти капонирное орудие и избежать знакомства с пограничными овчарками. Мы сюда обязательно вернемся. Дело времени.

Благодарим Сергея Аркадьевича Пивоварчика за помощь и консультации.

Авторы: Тарналицкий Максим и Уваров Леонид